Вівторок, 06 грудня 2016
Чорнобиль

26 апреля Украина отметила трагическую дату – 30 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда для ликвидации последствий катастрофы, с постоянным риском для жизни и здоровья работали сотни тысяч человек. Благодаря их мужеству и стойкости удалось локализовать зону бедствия и максимально обезопасить население от пагубного воздействия радиации. Сегодня мы беседуем с непосредственным участником тех событий – черкасщанином Сергеем Сергеевичем Корочкиным.

- Сергей Сергеевич, расскажите, как Вы стали ликвидатором?

- На тот момент мне было 32 года, у меня было двое маленьких детей, а сам я работал в Черкасском УВД. 26 сентября 1986 года меня вызвали в военкомат, где как военнообязанному вручили повестку. Сборы были недолгими (по роду службы у меня всегда был наготове „тревожный чемоданчик“), - и уже на следующий день меня вместе с такими же мобилизованными посадили в автобус и повезли в Белую Церковь. По дороге сделали привал, и сопровождающий группы объявил: пока не выпьете всю водку, которую взяли из дома, дальше не поедем. Дело в том, что в Чернобыльской зоне действовал сухой закон. Так вот доехали мы до Белой Церкви, где нам выдали обмундирование, повезли уже непосредственно к месту прохождения службы - в Чернобыльскую зону. Остановились в селе Стещина — в 36 км от АЭС. В Чернобыле и Припяти меня особенно поразил вид детских пеленок и распашонок, которые еще несколько месяцев висели рядами на балконах уже покинутых домов, в пустых городах.

Корочкин С.С. и Ярмоленко И

- Что входило в Ваши обязанности?

- Сначала я служил дежурным фельдшером в медико-санитарном батальоне. Несколько раз сопровождал тяжелых больных в Киевский окружной военный госпиталь. А 13 октября был откомандирован для дальнейшего прохождения службы в отдельную роту бронетранспортеров - фельдшером-дозиметристом. Дислоцировалась рота в лесу, на берегу реки Уж, возле пионерлагеря „Сказочный“. Это 17 км от станции, зона опасности №2 в Зоне отчуждения. Ежедневно выезжал на боевое дежурство. Дорога к станции проходила через „Рыжий лес“ (порыжел от радиации), который мы проезжали на максимальной скорости, т.к. там стоял очень высокий радиационный фон.

Наша задача состояла в том, чтобы обеспечивать передвижения по территории станции на бронетранспортерах (в днище каждого было залито по 6 тонн свинца) различных специалистов, участвующих в разработке мероприятий по ликвидации последствий аварии. В том числе, в непосредственной близости от 4-го реактора.

Выглядело это примерно так. Бронетранспортер вплотную подъезжал к какому-либо объекту, я измерял уровень радиации, а находящиеся в нем специалисты определяли – сколько времени можно находиться на открытом пространстве, разбирали схемы и планы. Затем один выскакивал из БТРа, бегом открывал (закрывал) какой-нибудь вентиль, или снимал показания датчика, или закручивал (откручивал) какие-то болты на различных задвижках – и бежал назад. Обычно на это уходило 20-30 секунд. Потом выбегал следующий специалист и продолжал работу предыдущего – делал еще несколько оборотов гаечного ключа или доворачивал кран и т.д. Потом следующий – и так до окончания работы. Далее по заявкам я пересаживался на другой БТР и ехал с другой такой же группой.

Также ежедневно мы осуществляли контроль над строительством саркофага над разрушенным реактором. В расположении воинской части я измерял уровень радиации на местности, на колесах БТРов. Технику, которая накопила предельный уровень радиации, списывали и отправляли на стоянку в могильник.

- Расскажите о мерах радиационной безопасности в зоне.

- После каждого дежурства сразу же принимал душ (баня работала круглосуточно), менял белье, одежду и обувь – поэтому всегда ходил в новой спецодежде. Использованную одежду не стирали – ее закапывали в землю в специальных могильниках. С собой всегда носил дозиметр и респиратор, который зачастую приходилось менять дважды в день.

Под кроватью всегда стояло два ящика воды – один с лимонадом, другой – с минералкой (Боржоми, Ессентуки). Этой же водой пользовались для умывания и чистки зубов. Дело в том, что все колодцы и скважины в зоне отчуждения были забиты досками и опломбированы. Как только вода заканчивалась, менял на станции ящик на новый.

30-километровая зона была закрыта для проезда — въезд и выезд осуществлялся только по спецпропускам. На всех дорогах стояли посты ГАИ, военные КПП, пункты санобработки, радиационного контроля и мойки выезжающих автомобилей. Единственная свободная для проезда дорога шла по понтонному мосту через речку Припять в Белоруссию, т.к. в том направлении никто не ездил. А по дороге между станцией и Чернобылем постоянно ездили поливочные машины, которые смывали радиоактивную пыль и грязь с проезжей части на обочину.

3

- Какими были бытовые условия?

- Выходных и праздничных дней у нас не было. Бойцы жили в армейских палатках, а питались в столовой пионерлагеря. Столовая работала с 6.00 до 24.00 - нам выдавали талоны на еду, и поесть можно было в любое свободное от дежурства время. По вечерам показывали кино, снабжали газетами, иногда приезжали артисты, была даже Алла Пугачева. Дважды я ездил в магазин, ближайший из которых находился за 90 км от Чернобыля – в городке Брагин (Белоруссия). Несколько раз фотографировался с сослуживцами на фоне станции, но из этого ничего не получилось — фотопленка засвечивалась от высокого уровня радиации.

Чтобы позвонить домой ездил на АТС в Чернобыль, но это не всегда удавалось, потому что к телефонам (их было всего два) всегда выстраивались огромные очереди. Нельзя было воспользоваться и услугами почты: я вкинул несколько писем в почтовый ящик в центре города, но потом выяснилось, что их оттуда никто не забирал. Еще запомнился кот, который жил при части – мы его называли Стронций.

1

- Как закончилась Ваша служба?

- 15 ноября 1986 года командование подало заявку на мою замену, т.к. я уже набрал дозу облучения в 17 рентген. Однако замены долго не было, и я продолжал службу. За время моего пребывания в батальоне личный состав поменялся дважды: люди служили по 25-30 дней и возвращались домой, получив свою „порцию“ облучения - 17-18 рентген. Замену прислали только 4 декабря, после чего мне выдали справку о том, что я получил дозу облучения в 25 рентген. Это была максимальная доза, которую на тот момент разрешалось указывать в справках. Для сравнения скажу, что по советским нормативам максимально допустимая доза облучения составляла 0,5 рентген в год, или 35 рентген за 70 лет. Сейчас для гражданского населения эти нормативы составляют 0,1 рентген в год, или 7 рентген за период жизни (Закон «О радиационной безопасности населения» от 09.01.1996).

За время пребывания на ЧАЭС у меня разрушились и выпали все зубные пломбы. Когда я был на лечении, мне поставили диагноз: экзогенное влияние радиоактивных веществ, а анализ крови показал аномально низкий уровень гемоглобина. С того времени я постоянно под медицинским наблюдением, а в 1993-м получил инвалидность в связи с аварией на ЧАЭС, и был уволен на пенсию. Награжден государственными наградами: медалями „За верность долгу и присяге“, „Защитнику Отечества“ и памятной наградой МВД Украины – крестом „20 лет Чернобыльской катастрофы“.

Новини

Виталий Портников: Это была не драка. Это был неверный расчет.

15 листопада, 2016

В мире только 8 человек богаче нардепа Мельничука

30 жовтня, 2016

Казанский: в "ЛНР" 2 года воевали за зарплаты в 5 раз меньше, чем при "фашистах"

29 жовтня, 2016

Горбатюк: Генпрокуратура готовится выдвинуть новые обвинения экс-министру Лукаш

29 жовтня, 2016

Боевик "ДНР": Убитых россиян даже не хоронили

29 жовтня, 2016

Окупанти зазнали значних втрат під Авдієвкою

28 жовтня, 2016

РФ розмістила в Криму ракетний комплекс «Калібр», що може вразити будь-який об'єкт України – ГУР

28 жовтня, 2016

Нелегитимная Госдума РФ пригласит на свое заседание террористов

20 жовтня, 2016

Порошенко не потиснув руки Путіна у Берліні

19 жовтня, 2016

СБУ поймала админа сепаратистских групп в соцсетях (Видео)

19 жовтня, 2016

Группа INFORMNAPALM нашла подтверждение переброса спецназа РФ под Мариуполь

10 жовтня, 2016

СБУ затримала російського шпигуна

10 жовтня, 2016

Новый "распятый мальчик": сеть взорвало видео с безумным рассказом боевика ДНР

10 жовтня, 2016

Українські війська залишаються у Станиці Луганській

09 жовтня, 2016

Популярне

Останні статті

Виталий Портников

Виталий Портников: мне не жаль Константина Аркадьевича Райкина и я не считаю, что его вопль о помощи стоит хоть какого-то серьезного внимания

30 жовтня, 2016
Міський голова Черкас Анатолій Бондаренко

Мер Черкас задекларував 7 авто при 26 тисячах гривень доходів

30 жовтня, 2016
Грынив

БПП предлагает ограничить доступ к электронным декларациям чиновников

29 жовтня, 2016
Артемий Троицкий

Артемий Троицкий: "герой из моторолы – как из говна пуля. И внешне жутковатый тип, и по деяниям – давно должен был на сковородке в аду жариться. Тем не менее, на безрыбье, как говорится, и жопа – соловей"

29 жовтня, 2016
Борис Акунин

Борис Акунин: Владимир Путин оказался менее умным человеком, чем я думал

29 жовтня, 2016
Россия не была переизбрана в Совет ООН по правам человека

Россия не переизбрана в Совет ООН по правам человека из-за военных преступлений в Сирии

28 жовтня, 2016
Путин - продукт пропаганды.

Чем Путин отличается от Гитлера

27 жовтня, 2016
Рінат Ахметов

Топ-10 найбагатших українців. Інфографіка

27 жовтня, 2016
"Фабрика тролів" у Санкт-Петербурзі

У Санкт-Петербурзі "фабрику тролів" закидали "коктейлями Молотова" (Відео)

27 жовтня, 2016
Медведчук

Медведчук відвідав форум у Сочі: сидів у першому ряду з Пєсковим і слухав Путіна, який критикував Захід (фото)

27 жовтня, 2016
Константин Боровой

Константин Боровой: на смену Путину придет еще один Путин

27 жовтня, 2016
Президент Украины Петр Порошенко

Порошенко обвинил Россию в агрессии против независимой Украины

27 жовтня, 2016
Ніхто, хто легально працює в Україні не зможе отримувати зарплату менше 3200.

На що вплине зростання мінімальної зарплати

27 жовтня, 2016

Номери газети у PDF